Могилевская Ника — пет-терапевт, канистерапевт, зоопсихолог, фелинотерапевт и собаки-терапевты Найти и Лилу

Обучалась канистерапии и зоопсихологии в международной школе в странах ЕС, в том числе в Финляндии и Литве.

Опыт личной психотерапии – 10 лет, в том числе с участием собаки-терапевта.
Ведущая и автор обучающих программ по пет-терапии и канистерапии для специалистов помогающих профессий. Практикующий пет-терапевт и канистерапевт для детей и взрослых.

Канистерапия (один из видов пет-терапии и анималотерапии) — метод социальной и медицинской реабилитации, а также психотерапевтическая методика, широко применяемая за рубежом. Способствует развитию умственных, двигательных и эмоциональных способностей, эффективна в качестве способа повышения интереса к познанию внешнего мира, социализации и адаптации детей с особенностями развития.

В качестве пет-терапвета и канистерапевта работает со следующими запросами:

  • Гиперактивности внимания у детей
  • Проблемах психо-эмоционального характера (депрессия, фобии, страхи, социальные страхи, неуверенность в себе,проблемы со сном, бессонница, панических атаках и пр.)
  • Сенсорно-моторные нарушения или недорозвития у детей.
  • При аутизме, ДЦП, ЗПР, ОНР.
  • В периоды переживания острых кризисов в жизни ( потери, переживание горя, в том числе острое горе)
  • При психологической травме (различного характера и происхождения)
  • В качестве общего успокаивающего и благоприятного действия на психо-эмоциональное состояние взрослого и ребенка
  • Проблемы школьного обучения у детей
  • Проблемы с самоконтролем, перевозбуждение
  • В качестве снятия телесных зажимов, раскрепощения
  • Снятие нервно-мышечных блоков
  • И пр.

История профессионального становления Найти — уникальной собаки-терапевта:
«В начале 2014 года я решила стать волонтером и 16 марта внезапно для себя самой впервые попала в Кожуховский приют для безнадзорных животных, то место, где нашли не самый лучший, но все-таки кров более 3000 бездомных московских собак.

Новичкам-волонтерам здесь поручают погулять с собаками на поводке – это самая несложная и приятная волонтерская забота. Первая собака, поводок с которой волонтер Юля протянула мне в тот день, оказалась большим черным и, как мне тогда показалось, сильно пожилым и больным кобелем. Собака не производила особого впечатления, на таких потенциальные «ручки» и не смотрят, ведь в приюте так много ярких, веселых и молодых питомцев. С другой стороны, она не вызывала и жалости – просто усталый самодостаточный бездомный пес. Тем не менее, мы провели вместе почти два часа вместо положенных 20 минут прогулки, собака хорошо знала поводок, шла ровно и рядом, но на меня особого внимания не обращала. В какой-то момент я села с ней рядом, погладила и… поймала ее взгляд. Стоит заметить, что я не склонна к сентиментальности и эзотерике, но в этих усталых глазах я четко прочитала фразу: «Ну что ты меня гладишь? Все равно ведь не придешь больше». И это был не упрек, просто констатация факта. Я оторопела. В этот день я погуляла в приюте и других собак, более контактных и дружелюбных,
но этот взгляд никак не выходил у меня из головы.

Брать себе собаку в ближайшее время я не планировала, однокомнатная квартира и три кошки казались непреодолимой преградой. Вот построю дом, и тогда… Но судьбе виднее – буквально через три дня после первого моего визита в приют, люди, которым я должна была сдать большую квартиру, доставшуюся мне в наследство, отказались заезжать, и я решила, что так тому и быть – в этой большой с доисторическим ремонтом (то есть с его отсутствием) квартире отныне будем жить мы и тот пес. Пол, возраст, состояние собаки мне были не важны, я знала, что должна взять именно ее.

Мой молодой человек Илья, который тоже был со мной в приюте в тот день и видел эту собаку, меня поддержал, но предложил подождать с «усыновлением» до майских праздников, а пока навещать ее в приюте, и я согласилась. Тем временем я выяснила, что мой «угрюмый старый больной кобель» на самом деле средних (5-6) лет здоровая дама по имени Фатима или сокращенно Фати.

А дальше все было как в кино – когда через неделю мы приехали в приют и открыли вольер с Фатимой, то ее там уже не было, ровно за сутки до этого ее забрали в другой дом. Это было непостижимо – Фатима просидела в приюте 4 года (с января 2010-ого), среди 3000 собак, и за все эти годы никто и никогда не пытался ее забрать отсюда. По словам волонтера Юли, Фатима уехала жить в частный дом, а точнее в вольер на участке в ближайшем Подмосковье с неким дедулей. Выслушав ее рассказ, я почему-то машинально сказала Юле и Илье: «Ну ничего, если это наша собака, то она вернется».

Фатима была со мной абсолютно солидарна и не теряла зря времени, прокладывая всеми возможными способами дорогу в свой настоящий дом. В первую же ночь у дедули она в клочья и щепки разобрала свой вольер, и кроме того долго и упорно выла. Дедуля сдался быстро.

На следующее утро, в понедельник, мне позвонила ошеломленная Галина, куратор Фатимы, которая уже знала от Юли о моем «пророчестве» и промолвила только: «Вернулась ваша Фатима, забирайте…» И мы забрали!!!!

Меня многие отговаривали, особенно после истории с дедулей – и выть она у тебя будет, и кошек съест (в приюте Фати заработала репутацию крысоловки), и вообще – раз она на участке жить не стала, то в квартире и подавно не сможет. Но я почему-то была уверена, что все будет хорошо, и видимо поэтому именно так оно и случилось.

По дороге из приюта мы решили дать Фати новое имя, и в честь черного окраса назвали ее Ночкой, но по-английски, учитывая, что имя должно быть созвучно с тем, к которому она привыкла. Найти сразу поняла, что такое квартира, и что все свои дела надо делать на улице, довольно быстро подружилась она и с кошками, и вообще с первого дня вела себя как идеальная собака. Спустя два месяца мы стали отпускать гулять Найти без поводка, потому что очень скоро стало ясно, Найти – самый настоящий хвостик, и ни за какие коврижки не убежит от нас. Дома и в гостях Найти всегда держится рядом со мной, на расстоянии не дальше двух метров, и на улице практически постоянно держит меня в своем поле зрения. Кроме того, Найти оказалась невероятно контактной, спокойной и дружелюбной собакой, и потому в августе 2014 года я решила попробовать пройти с ней тестирование в социально ориентированном проекте «Не просто собаки».

Не всякая
собака может стать терапевтом,
для этого она
должна обладать такими
качествами, как терпение и невозмутимость, не бояться людей и самое главное, быть открытой для общения и контактной.

Найти успешно прошла тестирование, на котором ее трогали и тянули за все части тела, обнимали, отбирали еду, пугали громкими звуками и так далее.

И вот уже два года Найти выполняет эту почетную обязанность – на сегодняшний день у нас есть постоянные места для посещений в рамках pet-терапии: два дома престарелых в Тульской области, дом ребенка в Кузьминках, две детские библиотеки и две общеобразовательные школы в Москве. Кроме того, мы периодически навещаем пациентов первого московского хосписа и центра паллиативной медицины, работаем с приемными семьями, детьми из детских домов в Москве и Калуге, домами престарелых в Московской области.

Дома Найти тоже не скучает, когда меня нет, она коротает время (и делит диван) с двумя кошками и котами, и кроме того, воспитывает и учит уму разуму собак-подобранцев, которых в этом году у нас было уже три. Найдем хозяина одной – появляется другая…

Безусловно, Найти – моя собака, мы с ней очень похожи, хотя с виду и не скажешь. Характер у Найти как в той поговорке «В тихом омуте черти водятся», с виду она очень спокойная и невозмутимая, редко веселится на полную катушку, но если уж начала, то ее не остановить. Также как и меня.

Нет, человека Найти никогда не обидит, и о кошках трогательно заботится, а вот особенно доставучих сородичей-кавалеров может и проучить звонким лаем и показом оскала. А еще мы обе обожаем с ней ездить в машине, Найти это дело любит даже больше, чем прогулки в парках. Ну и хитрые мы обе, зато друг друга понимаем без лишних слов».

Запись на прием по телефону:

84952553528